• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:12 

немного..

Боль незабываема,гордость вечна.Шрамы не болят.(с)
ты знаешь, мне стоит тебя поблагодарить, Ди, ты мой ангел хранитель, хотя мы и косвенны друг другу. Считаю тебя своим родным кусочком сердца.
спасибо,что ты есть.
За последние два года,ты особенно меня поддерживал.
пусть так и останется.

@музыка: 30 Seconds To Mars - Search and Destroy

@темы: Мысли вслух, Любимый...воспоминание

00:35 

I miss you...

Боль незабываема,гордость вечна.Шрамы не болят.(с)
Почти верю в чудо...относительное,жаркое и абсолютно Не Зимнее.
да,влюбленность- это совершенно неполное состояние счастливой души.люди наркотики, абсолютнейшие лидеры,вежливы,интеллигентны,обворожительны,легки в общении,а ещё..с ними ужасно мягко дышится,даже мороз в 25 градусов не мешает,и губы не скрываю улыбки.

В скольком удовольствии мы лишаем себя из-за своей же ложной скромности и "целомудрии",как хорошо,что во мне всё же осталась капелька той смелости..я люблю это время вдохновенных порывов.лишь бы только потом,в последствии,тебя не сочли глупым,отчаянно жестикулирующим психфанатом..дело в моей душе,она кричит,но сейчас(!), именно сейчас, я рад, что меня никто не слышит.одному Богу известно,что случилось с моей жизнью.

В глазах едва становиться в резкость изображение картинок, в голое вереница событий. до утра всего каких-то семь часов сна.от волос,и рук пахнет едва сводящим с ума парфюмом.. человек наркотик.. сглатывая едкий ком счастья, тихо готов напевать мелодию, слушавшуюся поседней, за несколько шагов до дома...
Спать.

@музыка: Вера Полозкова - Чтобы я действительно не смогла

@настроение: лирическое

@темы: Желания, Мысли вслух

08:54 

Боль незабываема,гордость вечна.Шрамы не болят.(с)
по кусочкам собирая остатки себя,по клеточкам, по молекулам.. И хочется длительной зимы,в условиях суровой безысходности.
Хочется верить, что весна всего лишь затмение острой боли, хочется, и верится.
Ну а теперь, собирай свои рассыпающиеся кости, и вперёд к врачу, который только и сможет тебе помочь..

@музыка: Eisbrecher - Ohne Dich

@темы: Мысли вслух

22:03 

издeржки здоровья,и eщё однa ночь бeз снa..

Боль незабываема,гордость вечна.Шрамы не болят.(с)
Вечер...зимний,по-настоящему скверный,в том смысле,что течет он с переменой погоды,она капризна,особенно сегодня,и,о,Боги!именно поэтому,у меня так болят суставы.ни сесть,ни лечь..ноги деть некуда.чувствую себя 100 процентным Крусником 01,даже по физическому состоянию,простите за Каламбур. Найдя в залежах шкафов старый шерстяной платок,и вспомнив запах детства,вьетнамской звездочки,хочется замотаться этим шарфом с головы до ног,и выть...
Ах,как ноет,ах,черт возьми,что же со мной будет лет через 10....
Сухими усмешками провожая час сна,остаюсь смиренно сидеть в своем рабочем кресле,дорабатывая систему рабочего состояния нашего Ордена,что звучит громко..
Сколько же дел мне предстоит сделать с началом нового месяца..
Хоть бери,и выкидывай эту ногу к чертям......сквозь зубы терпеть больше нет сил.
Да эта метель,просто издевается надо мной,как старуха зима над молоденькой красавицей весной,что мне,сказать честно,по нраву больше,нежели эти одинокие зимние причуды вечерами.

@темы: Мысли вслух

20:17 

sex hat keine macht

Боль незабываема,гордость вечна.Шрамы не болят.(с)
Начало мая. И не весна, и не холодное время. Вместо снега- дождь, но это нравилось больше, тому, кто очень тонко зависел от погоды, чувствуя её характер.
Янтарь медовых глаз, как искра- смотрели вперёд, сквозь пелену мокрых и грузных капель. Дождь. Дождь- думалось ему. Тишина от тех испытуемых молеб, когда его глаза мерили глубину глаз других. Тонкие и бледные пальцы, настолько бледные, что казалось бы- не может быть на них столько крови измученных сердец.
Мягкие, словно живые локоны, обрамляли тонкое лицо. И капли, опускаясь на лоб и скулы юноши, делались теплее, хоть это и было лишь зрительным обманом. Вечернее пальто скрывало его фигуру, по - истине женскую, но опять таки, обман, скрывающее его настоящую натуру. Кожа мягких сапог не давала мокнуть под дождём, в отличие от всего остального. Зрительно, можно было подумать, что он невидим для всех, и просто стоит, ожидая кого-то. Так и было. Юноша ждал, но одного. Того, кто действительно знает его самого. Заглядывая глубоко в его душу. И так же глубоко раня его, каждую встречу, свободную от «Дел».

Бесшумно подойдя к высокому юноше, Исаак накрыл его зонтом. Черная мантия сливалась с дьявольски черным шелком волос, доходивших до пят, высокий и величественный- он был на порядок старше Дитриха, но тот никогда не уступал ему. Ни в чём. Быть может именно поэтому, интерес к такой сложной натуре не пропадал никогда, хоть и надоедает изредка. Особенно его заносчивость.
-Мерзнешь? Зонт же висит на запястье, м? 8=3?- Исаак, Черный Маг, одеяние подчеркивало его натуру, такую же черную. Такую же желанную. Для Дитриха.
Коричневый зонт действительно покоился на хрупком запястье Дитриха фон Лоэнгрина, но тот усмехнувшись ответил сходу:
-От дождя не спрячешься. Как и от меня.- тонко посмеявшись добавил Дитрих.
Исаак лишь повёл длинной черной бровью. Кукловод, коллекционер жизней- Дитрих. Его реальная слабость. Или нет. Он ещё не решил. Наверное.

Зайдя Тёмному Магу за спину, Дитрих коснулся холодного шелка волос пальцами, оставляя влажные полоски и мягко улыбаясь. С зонта капали собравшиеся капли, и падали юноше на губы и лоб.
-Ты замерз. – ответил на безмолвный вопрос Исаак. Вечный 9=2. С его черным сердцем, которое только Дитрих могу тронуть, но даже он не мог его прочесть. До конца.
-Откуда знаешь?- Кукловод отпрянул оступившись в лужицу. Дождьшептал что-то своё. Медленно утихая.
-Ты дрожишь. И пальцы твои,- Маг перехватил его руку, сжав в своей. Заставив тонкого юношу мелко задрожать. Видимо,- слишком холодны.
Кукловоду нравилась сила и власть, вплоть до безумства, граничащего с болью. Яркие глаза прямо глядели в тёмную бездну глаз Мага.
Плечи юноши неопределенно дрогнули, развернувшись на каблуках он пошел вперед, по мокрому свежему асфальту, вперед, не оглядываясь.
Так или иначе, мужчине в черном пришлось пойти следом. Что их связывало знал один лишь дождь.
* * *


В доме, которым владел Исаак, была всего одна комната, настоящая спальня. Пять других были заняты под библиотеку, кабинет с химическими приборами- лаборатория, ванной комнаты как таковой не имелось. Душ, с уклоном в «ванну» находился непосредственно в единственной спальне. Дитриху казалось всё это даже вполне уютным. Нет. Не вполне, а именно уютным. Сидя в чистой рубашке данной ему не по размеру, но зато в сухой, он наслаждался потрескиванием поленьев в старом камине. Ноги высокого и гибкого мальчика были подобраны к груди, создавалось впечатление абсолютной невинности, и наивности.
Исаак возвышаясь над ним, поставил на низенький столик чашку с горячим шоколадом.
-В моём доме шоколад не пьют.- молвил Маг с легким задумчивым тоном.
Дитрих вскинул на него глаза, блестящие и полусонные, потянувшись тонкими и очень опасными руками к груди Мага, дрожь ещё не прошла, и Маг не мог понять, отчего она вызвана.
-Я пью.- юноша поднялся на коленях на сиденье кресла, взяв Мага за ворот рубашки, которую он успел расстегнуть на пару пуговиц. Бледная кожа аристократичных рук слилась с демоническим иссиня темным шелком волос. Маг теперь абсолютно точно различал его дрожь по рукам, и бедрам, хотя и не касался его, пока что. Дитрих коснулся одной рукой шеи Кёмпфера , сзади над позвонками, а в другую взял фарфоровую чашку и сделал маленький глоток. Губы заалели, и 8=3 коснулся ими губ Мага, отчего тот даже не ожидая едва вздрогнул. Тёплая жидкость пролилась в рот Мага вместе с поцелуем и языком Кукловода, только вкус был гораздо слаще и запах перемешавшись с запахом самого Кукловода, залег Магу в память. Этот запах слышался повсюду.
Задыхаясь, Дитрих оттолкнул 9=2 и повалился на кресло, заломив руки, поскольку Исаак никак не отреагировал на данное поведение своего ученика.
Он просто стоял так ещё с минуту, а Дитрих опустив голову начинал злиться. И эта волна поднималась по коленям Мага острыми кольями, заставляя его улыбнуться. Он нагнулся над диким юношей, мягко и властно подняв его острый подбородок, смеясь и ликуя глазами:
-У Ангелов нет терпения?- губы 9=2 скользили по щеке упрямого ученика. А тот отбивался, не давая приблизиться к тонким горячим губам.
-Перед тобой не Ангел, - 8=3 закусил губу, вывернувшись из рук нависшего над ним Кёмпфера.
-Об этом знаю только я. –Маг дернул на себя 8=3, положив ладонь ему на колено, быстро раздвинув сильные ноги, коснувшись языком губ. Дитрих выстонал что-то нечленораздельное, и всхлипнул, горячо выдохнув. Сомкнув ноги, между которых была ладонь Исаака, творившая что-то слишком непристойное, отчего поцелуй выходил не так как надо, и звуки получались совершенно не свои.
Минуту спустя, рубашка абсолютно ненужно висела на спинке кресла, а тело 8=3 было под действием наркотика называвшегося Маг. Ткань брюк Кёмпфера грубо врезалась в бедра Дитриха, отчего тот шипел и царапал ладони Мага. Обнаженный, он был стеснен тяжелым телом 9=2. Его грудь и руки, упругие бедра с требующей ответа горячей плотью. Ладошки юноши собирали тепло волос Темного Мага, и рассыпали его по обоим телам. Кроме своего стона в момент резкой боли между ног, Дитрих ничего не услышал... Он всегда большой, и никогда не был аккуратным, но это так нужно. И даже когда Дитрих шептал: «Быстрее», Маг делал это мучительно медленно, истязая его внутри, тогда когда он говорил: «Медленнее», 9=2 ломал его, забирая всего себе. Не оставляя надежды на вдох и очередной выдох.
И Кукловоду каждый раз кажется, что весь мир сокращается до мизерной точки, так, что в легких не остается и грамма воздуха, до боли… в момент меняя горечь, на самую горячую в мире сладость, так, что всё между их телами становится до предела наколенным. И по ладоням Мага льётся терпение и жажда Дитриха, белой нугой.


Фарфор не даёт быстро остыть шоколаду, как и не даёт угаснуть холодность- их стремление друг к другу. Что их связывает, знает лишь дождь, знает огонь, но не они сами. Пока что.
Мешая кожу- белую и ровную, как резной алебастр, с тёмными чистыми и сухими простынями. Упиваясь теплом волос принадлежащих дьявольскому Посланнику. Забывая обо всех «но», в момент слабости. И не чувствуя дрожи.
Быть уверенными.

@темы: Желания, Мысли вслух, Ностальгия

23:14 

Боль незабываема,гордость вечна.Шрамы не болят.(с)
Вообще нет,нельзя так заканчивать этот крик души...
Хочу чтобы наконец пришла весна,и прошел этот кашель,будь он не ладен..
А еще,очень жду одну мрачную личность,мрачную,и...очень важную.соскучился.ух,не в пору мне влюбляться,но...

@темы: Мысли вслух

23:11 

Боль незабываема,гордость вечна.Шрамы не болят.(с)
хочу быть независимым, столько пакостей мне наровят сделать,и столько странных людей..удивительный день.
а катитесь- ка вы..
Ушел пить чай..
запись создана: 04.02.2011 в 23:03

@темы: Мысли вслух

20:04 

я бы вспомнил..если бы забыл

Боль незабываема,гордость вечна.Шрамы не болят.(с)
Дмитрий Быков


На самом деле мне нравилась только ты,
мой идеал и мое мерило.
Во всех моих женщинах были твои черты,
и это с ними меня мирило.
Пока ты там, покорна своим страстям,
летаешь между Орсе и Прадо, -
я, можно сказать, собрал тебя по частям.
Звучит ужасно, но это правда.
Одна курноса, другая с родинкой на спине,
третья умеет все принимать как данность.
Одна не чает души в себе, другая - во мне
(вместе больше не попадалось).
Одна, как ты, со лба отдувает прядь,
другая вечно ключи теряет,
а что я ни разу не мог в одно все это собрать -
так Бог ошибок не повторяет.
И даже твоя душа, до которой ты
допустила меня раза три через все препоны, -
осталась тут, воплотившись во все живые цветы
и все неисправные телефоны.
А ты боялась, что я тут буду скучать,
подачки сам себе предлагая.
А ливни, а цены, а эти шахиды, а роспечать?
Бог с тобой, ты со мной, моя дорогая.

@музыка: Yann Tiersen - Comptine D`un Autre Ete: L`apres Midi

@темы: Желания, Мысли вслух

20:45 

Выходит..мы все жестоки..

Боль незабываема,гордость вечна.Шрамы не болят.(с)
Почему одни делают нам больно, а другие не чаят души в своих чувствах.
Вроде не чувствую больше ничего.
Вроде всё-равно.
Но больно.
Как больно.
Как обидно.
А в тоже время и совсем не так, как было в первый раз.Можно всё залить сухой горечью гордости,и всё же..и всё же..
Звони мне почаще,хорошо?-Ладно, ты только не грусти.
Жди от меня письма, оно придёт со дня на день.-Спасибо,жду не дождусь.
Сухое печенье и горячее марево шоколада над кофейным столиком обид и слёз. Слезы крепче алкоголя, давно такого не было..

@темы: Желания, Мысли вслух, Ностальгия

15:33 

Three friends

Боль незабываема,гордость вечна.Шрамы не болят.(с)
30.01.2011 в 15:15
Пишет Destarei:

...
Three friends

Three friends


Аниме: Saint Seiya The Lost Canvas
Музыка: There For Tomorrow - The world calling

URL записи

URL записи

@темы: Желания

17:29 

лисьи записки

Боль незабываема,гордость вечна.Шрамы не болят.(с)
Тогда были сумерки. В моей душе. И боль не утихала ни на секунду. Вызывая новые приступы: слёз, головной боли, хриплого крика.

Я люблю её, я любила её три ровных чертовых года. И три годая только плакала, вгрызаясь в собственную беспомощность. Периоды просветления убивали уверенность в своих силах, именно, в дни абсолютного спокойствия, я всё меньше верила в свои силы. Не имея смелости оставить, и не имея храбрости признаться в том, что люблю её с каждым днём сильнее. Люблю её серые холодныеглаза, и волосы цвета спелого солнечного лучика, маленькие губы. И прикосновения её я любила. И тот день и тот вечер моей наивной души, её ласковый шепот, я даже кричала, но кричала не потому что было больно, а потому,что так сильно хотела чтобы это сделала она.

А после этого наступил мрак. Холодную зиму и начало весны,ответ- одно молчание. День рождения справляя без неё, получить отстраненное- с наилучшими пожеланиями, и всё… абсолютно. Кажется, я с каждым месяцем, копилаопыт, терпение, и в конце концов добилась своего. Я прогнала её, своей неуверенностью. Своими истериками. Я просила прощения в своём глупом письме. И отправив его ей здесь в Интернете, засунула всю свою любовь к ней, весь кубок боли, в самую темную кладовую своего сердца, в видимый рубец, забыла, учасьтолько у боли, смирения.
Вот и всё. Какой-то мрак. Пустота.

А потом пришла она. Черная, грустная с теплыми ночнымиглазами. Путая романтичное и грустное.

Только теперь, мы оба потеряли веру, и разучились любить открывая сердца. Разучились, а посему слёз стало больше, а темнота гуще.
Только теперь, всё будет по-другому, я уверена, всей своей странной и недоверчивой душой. Она мне нужна..

Реальность всегда грубее и отчаянней, чем то, что мы придумываем, в образах, в мозгу под 40 градусную жару Московского Лета.

(Д.Ш.
А.А - посвящается).

@музыка: Placebo - 15 The Movie On Your Eyelids

22:11 

Арриведерчи, саго

Боль незабываема,гордость вечна.Шрамы не болят.(с)
А за окном сегодня понедельник, тринадцатое, осень, год все тот же, и хлеба нет, и кот наплакал - денег, и голубь на балконе корчит рожи с апломбом утонченного гурмана над крошками позавчерашней булки. Нам к завтраку под соусом тумана предложены дворы и переулки, желток вкрутую сваренного солнца, холодный кофе в чашечке фонтанной. Моя тоска заливисто смеется мобильником из впадины кармана: да что случилось? Ничего, ей-богу, сезонное, должно быть. Не волнуйся. Мне надоело скользкую тревогу, как бусину, гонять по нитке пульса, в такт паузам выстукивать морзянку, глотая слов отвергнутых обрезки – подпорченную временем приманку на незаметной, но привычной леске… Забудь. Со мной всегда и все в порядке. Слепая рыба в озере пещерном, я не гожусь в лососи и стерлядки – служить столу парадным украшеньем, а что крючок в губе и кровоточит – от этого, поверь, не умирают. Послушай, я замерзла, между прочим, забыла шарф – наверное, в трамвае, и хочется глинтвейна под гитару, и поцелуя – с привкусом надежды… Не сможешь? Что ж, арриведерчи, caro. Нет, не сержусь. Звони. Мой номер прежний.

@музыка: Toshiro Masuda - звук дождя

21:03 

Вечер первый.

Боль незабываема,гордость вечна.Шрамы не болят.(с)
-" Голова, моя голова. Нет, не болит, нет не кружится. Как-то пусто, да тяжело"- Сидя в кресле, держась за голову, мягкие волосы покоясь на плечах отвлекли его внимание, крутя в пальцах прядь, оторвался от блудных мыслей. Старый, покоцанный подолкотник, сколько лет этому креслу? Снова другие запутавшиеся мысли:
-" Вот это протертое место, на изгибе красивого рисунка,- провел холодными пальцами по самым изгибам, клетки кожи нащупали стёршийся кусочек лепестка (на подлокотнике был изображен красивый, завораживающий цветок, с тысячью лепестков, деревянное кресло было мастрески прокрашено лаком), это метсо, где я всегда ложил руку.ННеужели оно так быстро стерслось. Ах, время, течет неспешной, медленной рекой."
Оторвав взгляд от страого кресла, темно-серые узкие глаза наткнулись на..нечто.
-" Опять эта.."
В деревянной рамке под мутным стеклом находилось изображение человека, а может и не человека,но по сути очень важного для него существа. Его карие глубокие глаза, каштановые вьющиеся волосы, прямой воистину, без излишек нос.
Его фотография. Он не мог оторвать от неё взгляда, хотя ему было очень больно, внутри всё переворачивалось. Коснувшись горячего лба, холодными дрожащим кулаком.Снова устремив взгляд куда-то в пол:" Вот она,трещина с загнутым концом паркета,о неё я постоянно спотыкался.." На левой ноге заныл большой палец.
Дернувшись, откинулся на спинку. Закрыл глаза, от смутного состояния куда-то провалился, тишина, легкий, гуляющий ветер за окнами, плотно завешанными кровавыми шторами. Тело остыло, голова удобно покоилась на спинке, в глазах темно, от закрытых век. Бездна манящая своим одиночеством почти поглотила его, абсолютная пустота, нет никаких мыслей, никаких....
Глубоко вздохнув, открыл глаза:
-" Заснул, сколько пролежал без движения?" Решив подняться..в спину сильно вступило, прикусив губу, потерев место сведёное от бездвижия:
-" Устал...очень устал..."
Растегнув удушистый ворот ру, потер шею:
-
" Форма, какие еще правила? Бред.."
Тут же сбив себя с этой мысли, тяжелый фрак упал на стол, зазвенели пуговки, замочки.
Мягкая ткань белой рубахи спустилась с плеч, галстук теперь покоился на крючке, в углу. Сев на край холодной пастели, опустился локтями на колени:
-" Как тихо, стук сердца не слышен даже.Пусто"
Вздрогнув понял-холодно.
Ниже живота расстегнулась ещё одна пуговица, спали грубые штаны с теплых бедер.
Гулко стукнулись об пол массивные, кожанные, высокие сапоги. Пожав плечами, упал на спину.
Здесь же одолевшая его слабость взяла вверх. Тихий, трепетный стук крупных, одиноких каплей дождя. Холодная, но очень желанная подушка, и белое одеяло, гревшее обнаженное тело:
-" Кссоо...Так хотелось вина..."
Последние мысли в этот одинокий и мрачный вечер, измотавший одну очень одухотворенную особу.....

20:50 

Forgive.

Боль незабываема,гордость вечна.Шрамы не болят.(с)
Наверное,я никогда не смогу смириться с твоими манерами.

У меня нет свободных секунд, а ты успеваешь даже любоваться пейзажами. Нет, я не буду гнаться за твоими предпочтениями, идеалами. Когда я тебя встретил, я был гоним лишь одной целью- жить. И сейчас, эта цель не изменилась, она есть, будет, была- просто в ней в этой цели для жизни, или жизни для цели появился ты.

У меня бледные губы, а я люблю твои стоны, когда ты истекаешь кровью, люблю твой шёлк абсолютно черный, гладкий шёлк волос, как второе зеркало..
Ты пахнешь жизнью, замкнутостью, а ещё..моими губами. Я как сомнамбула, худ и бел, а ты говоришь, что любишь мои крылья..
Однажды, я влюблю тебя в себя.. я обещаю. Я буду гореть с тобой в одном огне, горячем, черном огне, прямо как твоя колдовская душа, и таком же чистом, как твоё сердце.

20:10 

седьмое(7.01.11)

Боль незабываема,гордость вечна.Шрамы не болят.(с)
Я пойду, оградами белыми, тонкими манерами
Ломая тебя. На перекрёстке срывая вуаль
Я найду, сердца очерствелые, серые души
Без искры огня.
Сухими слезами заливая невинную совесть,
Разоряя раскованности павшую волю,
Я пройду то время, тяжелую долю.
И целомудрие, я подарю той дикости, съедавшей сердце мне.
И решимость обрету, наперекор старательной судьбе,
Пусть до конца я не пойму литературных драм,
Но тень души я вдохновению отдам.

Записки младшего безумца..

главная